Меню

Социально экономическое развитие регионов россии таблица



На душу населения

«Российская газета» публикует «Основные показатели социально-экономического положения регионов РФ в 2018 году».

Несмотря на то что в прошлом году экономика выросла на 2,3 процента, реальные доходы населения, согласно уточненным Росстатом данным, выросли лишь на 0,9 процента (если учитывать единовременную выплату пенсионерам в 2017 году, а без ее учета — на 1,3 процента). Первая оценка говорила о снижении реальных доходов пятый год подряд — на 0,2 процента.

За этим усредненным показателем — растущая пропасть между отстающими и успешными регионами, отмечает замдиректора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв.

По данным Росстата, заметное ускорение по сумме экономических индикаторов показали Оренбургская, Свердловская, Ростовская и Воронежская области, продолжалась активная интеграция в российскую экономику Крыма и Севастополя. Укрепилась стабильность региональных бюджетов. Промпроизводство оживилось на Урале и в центре России, выросло в 60 регионах. Уровень безработицы впервые за многие годы опустился ниже 5 процентов, в крупных центрах уже ощущается нехватка кадров, но на Северном Кавказе и в некоторых регионах за Уралом этот показатель в два-три раза выше. Сохранилась дифференциация по темпам роста цен — инфляция колебалась от 1,9 процента в Ингушетии до 6 процентов в Рязанской области.

Перемены к лучшему случились в 31 регионе: там реальные доходы выросли. Правда, только в половине из них рост был более или менее значительным. Фото: eternalcreative / iStock

Реальные доходы населения — сложный показатель, он учитывает не только зарплаты (они выросли на 6,8 процента, в среднем до 43,4 тысячи рублей), но и пособия, пенсии, часть доходов, не отслеживаемых статистикой оплаты труда, а затем корректируется на обязательные выплаты, например, по кредитам. Только в Южном федеральном округе был обеспечен рост реальных доходов на 2 процента, околонулевая динамика отмечена в Приволжском, Уральском и Дальневосточном федеральных округах.

Из 18 регионов Центрального федерального округа только шесть вышли в плюс, в Северо-Западном — только два из 12, в Сибирском — один из 10. Такая ситуация сложилась на фоне отрицательной реальной динамики доходов лиц, получающих социальные выплаты, работающих в теневом секторе, а также увеличения обязательных платежей.

Самые высокие показатели роста реальных доходов отмечались в Адыгее (+9,6 процента), Крыму (+8,4), Севастополе (+7), но отчасти это связано с эффектом низкой базы. Среди аутсайдеров регионы Нечерноземья: Костромская (-8,2 процента), Ярославская (-6,7) и Ивановская (-6,3) области. Там же быстро убывает население.

«На фоне отнюдь не блестящего уровня экономического развития этих регионов подобные результаты не могут не настораживать, — говорит Александр Широв. — Например, средние зарплаты в Ивановской (25,7 тысячи рублей) и Костромской (27,7 тысячи) областях не дотягивают даже до медианного уровня России (33 тысячи — в одной половине регионов зарплаты выше этого уровня, в другой — ниже). Такое впечатление, что ряд регионов срединной России оказался на периферии как крупных национальных проектов и программ, так и в целом стратегии пространственного развития страны».

Потребительский спрос опережал рост доходов: на фоне роста зарплат в первой половине года население активно брало потребкредиты. Это вполне рациональное поведение, отражающее оптимизм в отношении будущих доходов. Другое дело, что быстрый рост заработных плат затронул в основном бюджетный сектор и продлился относительно недолго, отмечает Широв. По динамике розничного товарооборота лидировал Северо-Кавказский ФО (4,7%), но в значительной степени это объясняется эффектом низкой базы сравнения. Лишь в 8 регионах физическая динамика розницы была отрицательной, и только в одном — Карачаево-Черкесии — спад был значительным (-4,1%).

«События 2018 года показали, что потребительский спрос остается важнейшим элементом поддержки экономики, — доказывает Широв. — Существенный рост зарплат в первой половине года не привел ни к сколько-нибудь существенному ускорению инфляции, ни к росту импорта, доля которого в потреблении населения, по нашим оценкам, уже менее 25 процентов».

Цифры Росстата говорят о том, что точки роста формируются там, где реализуются какие-либо федеральные проекты и программы, влияние региональных компонентов экономического развития оказывается малозначимым. Не в последнюю очередь это было связано с ограниченными возможностями региональных властей в рамках жестких бюджетных ограничений.

По итогам 2018 года произошла стабилизация финансового положения регионов, профицит бюджетов (без бюджетов территориальных ФОМС) был сформирован в 65 субъектах РФ, превысив полтриллиона рублей. Доля трансфертов из федерального бюджета в региональных доходах снизилась до 17 процентов, а обеспеченность расходов регионов собственными доходами повысилась до 87 процентов — это лучшие результаты за последнее десятилетие, подчеркивает Широв. «Но за эту стабилизацию пришлось заплатить стагнацией реальных расходов бюджетов в 2014-2018 годах, это не могло не отразиться на вкладе бюджетных расходов в экономическую динамику и уровень социальной поддержки», — говорит он.

В списке наиболее финансово благополучных (Тюменская область, Москва, Кемеровская область, Башкортостан, Приморский и Краснодарский края, Самарская область) присутствуют регионы, имеющие высокую долю экспортоориентированного сырьевого сектора в структуре экономики, а также столица, где концентрируется значительная часть доходов от внешнеэкономической деятельности. «Создалась парадоксальная ситуация, при которой бюджетная стабилизация сопровождалась нарастанием разрыва в уровне экономического развития между ведущими регионами и остальной страной», — отмечает Широв.

В десяти регионах трансферты из федерального бюджета все еще обеспечивают более половины доходов: это Камчатский край, Калининградская область, Республика Алтай, Северная Осетия — Алания, Тыва, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Ингушетия, Чечня, Дагестан.

Инфографика: «РГ»/ Александр Чистов/ Игорь Зубков

Источник

Названы регионы-лидеры по социально-экономическому развитию

МОСКВА, 31 мая – РИА Новости. Верхние строчки рейтинга социально-экономического развития регионов России за прошлый год заняли Москва и Санкт-Петербург, замыкают рейтинг Тува и Еврейская автономная область, свидетельствует исследование РИА Новости*.

Одиннадцатый рейтинг социально-экономического положения регионов, подготовленный экспертами РИА Новости, построен на основе объединения ключевых показателей регионального развития за 2020 год. Как поясняют авторы исследования, его результаты позволяют судить об уровне экономического развития каждого субъекта Федерации и его позициях на экономической карте России по итогам прошлого года.

Показатели рейтинга

Методика составления рейтинга основана на объединении и оценке различных показателей, характеризующих экономическое положение регионов. Анализируемые критерии были условно разделены на четыре группы. В первую вошли показатели масштаба экономики: объем производства товаров и услуг, доходы консолидированного бюджета, скорректированные на индекс бюджетных расходов, численность занятых в экономике, оборот розничной торговли.

Вторую группу составили показатели эффективности экономики: объем производства товаров и услуг на душу населения, инвестиции в основной капитал на душу населения, доля прибыльных предприятий, уровень собираемости налогов.

В третью группу вошли показатели бюджетной сферы: доходы консолидированного бюджета на душу населения, доля налоговых и неналоговых доходов в суммарном объеме доходов консолидированного бюджета, отношение госдолга к налоговым и неналоговым доходам консолидированного бюджета, отношение налоговых и неналоговых доходов консолидированного бюджета к расходам консолидированного бюджета.

В четвертую группу вошли показатели социальной сферы: отношение доходов населения к стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг, уровень безработицы, ожидаемая продолжительность жизни при рождении, уровень младенческой смертности, смертность населения в возрасте 15 – 59 лет, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Читайте также:  Мясные полуфабрикаты ассортимент таблица

На первом этапе был рассчитан рейтинговый балл регионов по каждому показателю, на втором – рейтинговый балл региона по группе факторов, на третьем – интегральный рейтинговый балл. По каждому показателю он варьировался в диапазоне от 1 до 100. Наилучшее и максимально возможное значение показателя рейтингового балла – 100, наихудшее – 1. По каждой группе факторов он определен как среднее арифметическое рейтинговых баллов всех входящих в группу показателей. Интегральный рейтинг – как среднее геометрическое рейтинговых баллов всех анализируемых групп факторов.

Ситуация ухудшилась

Результаты рейтинга показывают, что ситуация в большинстве регионов по сравнению с 2019 годом ухудшилась. Как отмечают эксперты, свою роль сыграли сложные условия, такие как ограничения, связанные с пандемией коронавируса, и неблагоприятная конъюнктура сырьевых рынков, в которых развивалась российская экономика.

Среднее значение интегрального рейтинга всех регионов снизилось с 42,7 балла по итогам 2019 года, до 38,9 балла, а медианное значение – с 42 до 36,9 (диапазон значений от 1 до 100 баллов). Интегральный рейтинг снизился у 79 регионов, а вырос только у 6. Число регионов, интегральный рейтинг которых превышает 50 баллов, снизилось с 24 по итогам 2019 года до 20 по итогам 2020-го, при этом число регионов с интегральным рейтингом ниже 25 баллов выросло с 9 до 16.

По сравнению с предыдущим годом состав лидеров и аутсайдеров существенно не изменился. Как и раньше, верхние строчки списка преимущественно занимают крупные финансовые и промышленные центры, а также регионы сырьевой направленности. На последних строчках оказались регионы с невысокой степенью индустриализации и преобладанием сельскохозяйственного сектора.

Лидеры и аутсайдеры

Первую десятку, как и ранее, возглавляют Москва и Санкт-Петербург, у которых интегральный рейтинг превышает 80 баллов. Еще у двух регионов – Ханты-Мансийского автономного округа – Югры и Московской области интегральный рейтинг по итогам 2020 года выше отметки 70, а у Татарстана вплотную приближается к этому уровню.

В первую десятку рейтинга также входят Ямало-Ненецкий автономный округ, Свердловская область, Ленинградская область, Красноярский и Краснодарский края. По сравнению с 2019 годом состав первой десятки практически не изменился, за исключением Тюменской области, которая опустилась с 10-го места на 11-е, уступив свое место Красноярскому краю, который поднялся с 12-го на 9-е место.

Как отмечают эксперты, регионы-лидеры, входящие в первую десятку, стабильно удерживают свои позиции, а значение их интегрального рейтинга, которое находится на довольно высоком уровне, позволяет аналитикам утверждать, что эти регионы с большой долей вероятности сохранят свои позиции или очень незначительно их изменят и в среднесрочной перспективе. Являясь лидерами социально-экономического развития, эти регионы обеспечивают половину суммарного ВРП.

Состав отстающих регионов также продемонстрировал стабильность, отмечают эксперты. В последнюю десятку рейтинга входят Еврейская автономная область, Республики Тыва, Алтай, Калмыкия, Карачаево-Черкессия, Северная Осетия – Алания, Ингушетия, Хакасия, Кабардино-Балкария, а также Чукотский автономный округ. По сравнению с предыдущим годом состав замыкающей десятки также изменился всего на один регион – последнюю десятку покинула Камчатка, а вошла в ее состав Хакасия, которая опустилась с 74-го на 78-е место.

В средине рейтинга позиции большинства регионов также существенно не изменились, более чем на пять мест сдвинулись позиции только у 12 регионов, среди которых у пяти повысились, а у семи снизились.

Лидеры роста

Лидерами по росту позиций в рейтинге стали Мурманская область (+15 мест), Магаданская область (+11), Камчатский край (+8) и Дагестан (+8).

У Мурманской области, которая поднялась с 36-го на 21-е место, значение интегрального рейтинга повысилось на три балла. Эксперты объясняют это увеличением объема отгруженных товаров и услуг в основном за счет роста в обрабатывающем секторе, что в свою очередь связано с увеличением производства Кольской горно-металлургической компанией рафинированного никеля по новой технологии хлорного выщелачивания, а также с запуском новой технологии производства драгоценных металлов.

Существенный вклад внес и строительный сектор региона. Объем строительства в Мурманской области вырос в 2020 году на 21 процент, тогда как в целом по стране – всего на 0,1 процента. Кроме того, в области выросли инвестиции в основной капитал, увеличились доходы консолидированного бюджета, несколько снизилась долговая нагрузка.

Улучшению позиций Магаданской области, как поясняют аналитики, способствовал рост объемов отгруженных товаров, в частности по сравнению с 2019 годом зафиксирован рост отгрузки по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых» и «Обрабатывающие производства», а также в строительстве. В 2020 году Магаданская область увеличила добычу золота на шесть процентов до 49 тонн. Кроме того, в 2020 году в области выросли инвестиции в основной капитал, повысились доходы консолидированного бюджета и снизился уровень долговой нагрузки.

В Камчатском крае выросли инвестиции в основной капитал и доходы бюджета, повысилась доля прибыльных предприятий, улучшилось отношение денежных доходов к стоимости фиксированного набора товаров и услуг.

Росту позиций в рейтинге Дагестана способствовало увеличение инвестиций в основной капитал, рост доходов консолидированного бюджета, снижение уровня долговой нагрузки. Кроме того, по многим показателям, по которым зафиксировано ухудшение, темпы снижения были ниже, чем в других регионах, что также позволило республике улучшить позиции в рейтинге.

Потеря позиций

Наиболее существенно снизились позиции у Кемеровской, Ульяновской, и Новгородской областей, на 18, 9 и 8 мест соответственно. Значение интегрального рейтинга данных регионов также снизилось довольно существенно — более чем на пять баллов. У Кемеровской области значение интегрального рейтинга упало на 12,9 пункта, что и повлияло на перемещение области в рейтинге с 21-го до 39-го места.

Эксперты подчеркивают, что в 2020 году ухудшились почти все показатели, учитываемые при расчете рейтинга. Среди наиболее значимых факторов можно назвать сокращение объема отгруженных товаров и услуг — в значительной степени за счет снижения в добывающей отрасли из-за падения добычи угля, снижение налоговых и неналоговых доходов бюджета, рост уровня долговой нагрузки, сокращение доли прибыльных предприятий, рост уровня безработицы и ряд других факторов.

Значение интегрального рейтинга Ульяновской области снизилось по сравнению с 2019 годом на 7,9 пункта. Такая динамика связана с ухудшением многих показателей. В частности, в 2020 году в Ульяновской области сократился объем отгруженных товаров и услуг в значительной степени за счет снижения объема отгруженных товаров по виду деятельности «обрабатывающие производства». Кроме того, в области снизилась доля прибыльных предприятий, увеличился объем государственного долга и долговая нагрузка, повысился уровень безработицы. В то же время в качестве позитивного фактора эксперты называют увеличение доходов консолидированного бюджета области.

У Новгородской области в 2020 году значение интегрального рейтинга снизилось на 5,9 пункта, в результате чего она опустилась на восемь мест. Среди негативных факторов можно назвать сокращение инвестиций в основной капитал, рост долговой нагрузки, повышение дефицита бюджета, рост уровня безработицы, увеличение младенческой смертности и ряд других. В то же время в 2020 году на 15 процентов выросли доходы консолидированного бюджета области, увеличился объем работ по виду деятельности строительство и улучшился рад других показателей.

Как прогнозируют эксперты, в 2021 году по мере постепенного восстановления экономики после кризисного периода можно ожидать роста экономических показателей в большинстве регионов, что будет способствовать повышению рейтинговых баллов. В то же время, что касается распределения регионов в рейтинге, то по итогам 2021 года, скорее всего, оно существенно не изменится, в особенности в его верхней и нижней частях, говорят эксперты.

Читайте также:  Выдающиеся изобретения 19 века таблица

*Рейтинг подготовлен по заказу агентства РИА Новости специалистами РИА Рейтинг.

Источник

Минэкономики определило регионы — лидеры и аутсайдеры по росту экономики

Минэкономразвития определило экономические перспективы российских регионов на ближайшие пять лет. В итоге на разных полюсах окажутся Чукотка и Сахалин: экономика первой вырастет почти в полтора раза, второго — просядет на 15%

Экономика Сахалинской области сократится в предстоящие пять лет на 14,6%, или на 3,1% в среднем за год, а еще в девяти российских регионах среднегодовой рост будет минимальным — не более 1,5%. Это следует из прогноза социально-экономического развития России на 2020–2022 годы, подготовленного Минэкономразвития и внесенного в Госдуму вместе с проектом бюджета ( см. инфографику).

Где роста почти не будет

Сахалинская область с населением 490 тыс. человек — единственный регион, в котором Минэкономразвития прогнозирует отрицательную динамику валового регионального продукта (ВРП) в течение всего прогнозного периода, то есть до 2024 года. Как отмечает ведомство, это обусловлено сокращением объемов производства в нефтегазовом секторе на острове.

Главные нефтегазовые проекты в регионе — это «Сахалин-1» и «Сахалин-2». По словам главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, в рамках проекта «Сахалин-1» сокращение добычи носит плановый характер и обусловлено планом освоения. «Там полка уже достигнута, они вышли на свой прогнозный потолок. Что касается новых проектов («Сахалин-4», «Сахалин-5»), там ситуация оказалась тяжелее, и пока не ясно, когда можно будет рассчитывать на новые перспективные проекты», — пояснил он.

На нефтегазовой игле

В 2018 году рост ВРП Сахалинской области составил 4,9%, а добыча полезных ископаемых выросла на 5%. Она обеспечивает почти 64% сахалинской экономики.

Однако, как следует из оценок Минэкономразвития, добыча нефти на проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2» к 2024 году снизится почти на 33% относительно 2019 года, до 11 млн т, а добыча газа — на 9%, до 18,1 млрд куб. м.

До 2018 года 75% доходов от налога на прибыль проекта «Сахалин-2» поступало в бюджет региона, 25% — в федеральный бюджет. Минфин предлагал перераспределить доходы зеркально, отправляя 75% в федеральный бюджет, чтобы направлять эти средства на проекты по всему Дальнему Востоку. В итоге переговоров региональные и федеральные власти пришли к компромиссу, и теперь налог на прибыль распределяется поровну между региональным и федеральным бюджетами.

В прошлогоднем прогнозе министерства ожидания относительно Сахалинской области были немного оптимистичнее, однако тоже лежали в отрицательной плоскости. Среднегодовое сокращение ВРП в 2019–2024 годах предполагалось на уровне 2%.

Как сообщили РБК в пресс-службе правительства Сахалинской области, в 2019 году объем ВРП, по оценке, вырастет на 2,1%. В 2024 году по сравнению с 2019 годом ВРП возрастет на 13,3% номинально, но в сопоставимых ценах (в реальном выражении) сократится на 14,6%, как и прогнозирует Минэкономики. Снижение обусловлено сокращением объемов производства в нефтегазовом секторе: в частности, добыча нефти на «Сахалине-1» сократится за пять лет на 32%, на «Сахалине-2» — на 36%, говорится в ответе.

Также год назад Минэкономразвития прогнозировало сокращение ВРП в Ингушетии в среднем на 0,8% в год до 2024 года. А сейчас республика уже не попала в десятку регионов с самым низким прогнозным ростом.

В остальных субъектах-аутсайдерах Минэкономразвития ожидает рост, но минимальный: в Ханты-Мансийском автономном округе — 0,2%, в Республике Коми — 0,6%, в Костромской области — 0,7%.

Главный научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Наталья Зубаревич полагает, что роста в этих регионах может не быть вовсе. «ХМАО, Коми — нефтедобывающие регионы с достаточно старой добычей нефти и газа; угля там больше не становится. А Кострома — на чем расти? Депрессивный регион: ни инвестиций, ни живой экономики», — заметила она.

Министерство отмечает закономерность: в регионах с высокой долей добывающей промышленности темпы роста инвестиций более низкие, — и приводит примеры: ХМАО, Ямало-Ненецкий автономный округ, Магаданская область, Сахалин.

Замыкают десятку регионов — ожидаемых аутсайдеров Пермский край и Челябинская область, там прогнозируется среднегодовой рост ВРП на 1,6%.

В пресс-службе минэкономразвития Челябинской области РБК пояснили, что в материалах федерального министерства содержатся показатели предварительного базового прогноза, учитывающего «внешние факторы, потенциально сдерживающие рост экономики». При этом есть еще и целевой вариант, который «основан на снятии внешних ограничений за счет реализации внутреннего потенциала региона». «В соответствии с целевым вариантом рост ВРП Челябинской области в 2020–2024 годах прогнозируется в среднем на уровне 3,4% в год», — сообщили в пресс-службе. Рост будет обеспечен «положительной динамикой в таких традиционных для региона отраслях, как металлургия и машиностроение, а также развитием перспективных специализаций, в том числе в сфере создания и производства композитных материалов, приборостроения, информационных технологий, сельского хозяйства и переработки пищевой продукции».

Где экономика будет расти

У регионов — лидеров экономического роста среднегодовой рост ВРП составит 4–8,8%, рассчитывает Минэкономразвития. Наилучший результат должны показать Чукотка (8,8%), Иркутская (8,7%), Амурская (6,1%), Магаданская (5,4%) области ( см. инфографику).

Рост в этих регионах будет связан с реализацией инвестиционных проектов (ввод новых производств, наращивание объемов производства) в лидирующих для этих регионов направлениях, поясняет министерство. Это добывающая промышленность (уголь, нефть, золото, алмазы), переработка добытого сырья (нефть, лес, золото), машиностроение, фармацевтика, химическое производство, торговля, строительство.

Зубаревич предположила, что прогноз, в частности, обусловлен строительством в Амурской области газоперерабатывающего завода, наращиванием добычи нефти и строительством газоперерабатывающего завода в Иркутской области, расширением золотодобычи на Чукотке и в Магаданской области.

Заметный рост экономики может объясняться эффектом низкой базы, предупреждает Зубаревич: в таких регионах, как Магаданская область, Адыгея, рост будет более заметен за счет невысоких стартовых позиций.

Экономика Чукотки, по прогнозу Минэкономразвития, вырастет на 47% за пять лет, но сама по себе она невелика — лишь 0,1% суммарного ВРП всех российских регионов. Такая же доля у Адыгеи, а доля Магаданской области — 0,2%.

Аналогично и с отрицательными показателями у субъектов с высокой базой: у Сахалина был «зашкаливающий ВРП», который теперь немного сокращается, но в процентах это сильно заметно, говорит глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин. Сахалинская область занимает четвертое место в России по показателю ВРП на душу населения, по данным Росстата.

Красноярский край по прогнозным темпам роста ВРП тоже попадает в десятку слабейших — но регион представляет одну из крупнейших экономик страны, занимая девятое место по объему ВРП, подчеркивает пресс-служба губернатора и правительства этого региона. Основу экономики составляют добыча углеводородов и цветная металлургия, сконцентрированные в нескольких крупных компаниях. «Экономика такого типа неизбежно развивается неравномерными темпами. Крупные инвестиционные проекты требуют длительного времени на подготовку и реализацию. Только после завершения строительства, выхода на промышленную эксплуатацию новых объектов происходит очередное увеличение валового продукта», — говорится в комментарии пресс-службы.

Читайте также:  Интенсивность действия факторов среды таблица

Региональное неравенство пока непобедимо

Российские регионы очень сильно дифференцированы по экономическому развитию и уровню жизни. В составленном Всемирным банком рейтинге Россия вошла в тройку лидеров по региональному неравенству среди стран Европы и Центральной Азии. По данным Минэкономразвития, уровень бедности в субъектах варьируется от 6 до 40% от численности их населения. Целевые показатели по снижению уровня бедности составлены для регионов с учетом необходимости снижения дифференциации регионов по уровню жизни.

«Вместе с тем в силу очень разных стартовых условий к 2024 году даже в целевом сценарии дифференциация субъектов по этому признаку [уровня жизни] сохранится, однако ее степень существенно снизится», — признает Минэкономразвития в своем прогнозе.

В свою очередь, Минфин в «Основных направлениях бюджетной политики» до 2022 года указывает, что одна из целей правительства — сокращение дифференциации в уровне экономического развития регионов, в том числе за счет стимулирующих механизмов для регионов с низким уровнем развития.

Губернаторов оценят по нацпроектам

В апреле 2019 года президент России Владимир Путин утвердил перечень критериев, по которым оценивается эффективность деятельности губернаторов по достижению национальных целей, определенных в майском указе 2018 года.

В списке 15 пунктов. Среди них: объем инвестиций в основной капитал, производительность труда в базовых несырьевых отраслях, количество высокопроизводительных рабочих мест, уровень бедности. Для каждого субъекта Минэкономразвития разработало целевые значения этих показателей с учетом региональных особенностей и уровня социально-экономического развития.

Как отмечает ведомство в своем прогнозе, меры государственной политики федерального уровня настроены таким образом, чтобы стимулировать инвестиции в несырьевых секторах обрабатывающей промышленности.

Более высокие темпы роста инвестиций прогнозируются в Липецкой области, Санкт-Петербурге, Новосибирской, Тульской, Калужской областях, традиционно имеющих специализацию в области обрабатывающих производств и транспортировки. Более низкие темпы роста инвестиций Минэкономразвития ожидает в регионах с высокой долей добычи: Магаданской, Сахалинской, Тюменской областях, Якутии, Чукотском автономном округе, ХМАО, ЯНАО, НАО.

Влияют ли на карьеры губернаторов экономические показатели региона

В марте Центр экономических и политических реформ (ЦЭПР) выпустил доклад, в котором проанализировал влияние социально-экономических факторов при назначении центром глав регионов. Эксперты пришли к выводу, что прямой зависимости между успехами или неудачами региона в экономическом развитии и сменой глав субъекта нет, в кадровых решениях по высшим должностным лицам присутствует фактор «случайности».

Авторы исследования полагают, что социально-экономические факторы (рост экономики, увеличение бюджета, повышение уровня жизни) должны прийти на смену «ситуативно-личностным, политическим факторам» при назначении врио губернаторов.

Но опрошенные РБК эксперты не считают, что прогноз Минэкономразвития по темпам экономического роста регионов и других социально-экономических показателей прямо повлияет на положение губернаторов.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что не стоит абсолютизировать многочисленные KPI для губернаторов. «Во-первых, очевидно, что не по всем из них можно быть лидером. Во-вторых, сложно говорить о прямой зависимости всех экономических процессов от действий власти — тем более что экономика части регионов привязана к конъюнктуре внешних рынков. В-третьих, ключевые кадровые решения принимаются все же по политическим или эмоциональным, а не экономическим соображениям», — сказал он.

Темпы роста ВРП — критерий, на который губернатор не может повлиять, отмечает Зубаревич. «Не губернатор решает, что пойдут какие-то деньги на золотодобычу на Чукотке. И уж точно не губернатор Амурской области решает, что там будет газоперерабатывающий завод», — пояснила она.

По словам Костина, социально-экономическое положение в регионе — один из самых важных критериев для оценки его руководства. «Конечно, если регион будет аутсайдером или будет сильно отставать от целевых показателей, которые есть в нацпроектах, то это будет негативно сказываться на карьере губернаторов и отношении к ним как на федеральном, так и на региональном уровне», — подчеркнул он. Однако он предостерегает от «бухгалтерского подхода» в оценках эффективности губернаторов. Для этой задачи более подходит не рост ВРП, а уровень жизни населения. «Политические последствия вытекают из такого показателя, как социальное самочувствие, которое зависит от качества жизни, а не от формальных процентных показателей», — заметил политолог.

Политическая устойчивость губернаторов пока слабо коррелирует с прогнозами экономического развития регионов. Так, глава Иркутской области коммунист Сергей Левченко попал в сентябрьский рейтинг политической устойчивости глав субъектов с истекающими в 2020 году полномочиями с оценкой высокой вероятности отставки, хотя среднегодовой рост ВРП Иркутской области прогнозируется почти на самом высоком уровне в стране — 8,7%. В то же время политологи говорят о высоком риске отставки и некоторых руководителей субъектов с падающей экономикой — в частности, Натальи Комаровой (ХМАО) и Сергея Ситникова (Костромская область).

Источник

Определены регионы — лидеры России по социально-экономическому развитию в 2020 году

Лидерами рейтинга социально-экономического развития регионов России за 2020 год стали Москва и Санкт-Петербург. А замыкают список Тува и Еврейская автономная область. Об этом свидетельствуют данные исследования РИА «Новости».

В исследовании учитывались четыре фактора: масштаб экономики, её эффективность, показатели бюджетной и социальной сферы. Эксперты отмечают, что ситуация в большинстве субъектов РФ по сравнению с 2019 годом ухудшилась. Это связано, в частности, с ограничениями из-за пандемии ковида и с неблагоприятной конъюнктурой сырьевых рынков, в которых развивалась российская экономика.

В сравнении с предыдущим годом состав лидеров и аутсайдеров рейтинга существенно не изменился. Верхние строчки списка по-прежнему преимущественно занимают крупные финансовые и промышленные центры, а также регионы сырьевой направленности. На последних местах оказались субъекты с невысокой степенью индустриализации и преобладанием сельскохозяйственного сектора.

Читайте также

Лидерами рейтинга, как и в 2019 году, стали Москва и Санкт-Петербург. В первую пятёрку также вошли ХМАО — Югра, Подмосковье и Татарстан, а в первую десятку — ЯНАО, Свердловская, Ленинградская область, Красноярский и Краснодарский край. Единственным изменением в топ-10 стала Тюменская область, которая опустилась с 10-го места на 11-е, уступив место в десятке Красноярскому краю, поднявшемуся с 12-го на 9-е место.

Значительно не поменялся и список аутсайдеров: на последних строчках расположились Еврейская автономная область, Республика Тыва, Алтай, Калмыкия, Ингушетия и Карачаево-Черкесия. Также в конце рейтинга оказались Чукотский автономный округ, Хакасия, Северная Осетия — Алания, Кабардино-Балкария. По сравнению с 2019 годом состав замыкающей десятки также изменился всего на один регион: последнюю десятку покинула Камчатка, а вошла в её состав Хакасия, которая опустилась с 74-го на 78-е место.

Читайте также

Стоит отметить, что на 15 пунктов улучшила свои показатели Мурманская область. Заметный рост зафиксирован также в Магаданской области и Дагестане. Наиболее существенно снизились позиции у Кемеровской, Ульяновской и Новгородской области — на 18, 9 и 8 мест соответственно.

Что касается прогнозов на 2021 год, эксперты полагают, что по мере постепенного восстановления экономики после кризисного периода можно ожидать улучшения экономических показателей в большинстве регионов страны, что будет способствовать повышению рейтинговых баллов. А вот существенных изменений в распределении субъектов РФ в рейтинге 2021 года, скорее всего, не произойдёт, в особенности в его верхней и нижней части.

Источник

Adblock
detector